Вспоминает о войне жительница Климовского района

17 сентября 2021

Многим интересны для нас пожилые люди, и в первую очередь своим опытом. Ведь поколению, которое мы называем ветеранами, столько пришлось вынести на своих плечах! Их жизненный пример служит для последующих поколений ориентиром в выработке активной жизненной позиции, любви к родине. Образ достойного человека заставляет задуматься и сделать соответствующие выводы.

Накануне годовщины окончания Второй Мировой войны и в свете приближающегося Дня освобождения Брянщины я встретился с таким человеком и попросил поделиться с читателями газеты «Авангард» воспоминаниями о том тяжелом времени. Зовут эту почтенную женщину Татьяна Васильевна Тарабанько, ей скоро исполнится девяносто лет.
— Жизнь в деревне только-только стала отлаживаться, — ​вспоминает она, — ​а тут война… великое человеческое горе, и постижимо оно по-настоящему только той душой, в которой происходило. Я считаю, что военное время страшно прежде всего тем, что смерть стала обычным явлением, настолько обесценилась человеческая жизнь. Не потрясением… нет… а обычным явлением, закономерностью, если хотите. Заботы людей снизились до самой простой обыденности, — ​продолжала Татьяна Васильевна, — ​чем бы пропитаться и как выстоять в войну. Для родителей же, в основном матерей, основной задачей стала забота сбережения жизни малых детей, их прокорма, охраны от болезней. Как бы странно это ни звучало, несмотря на бои, шла обычная будничная жизнь, война со временем стала привычным фактором, хотя и звучит данный вывод по меньшей мере кощунственно.
Преступное пренебрежение человеческой жизнью — ​первое, что приходит на ум, когда я думаю о войне. Немцы в 1943 году, — ​перевела дыхание рассказчица, — ​отступали из Сытой Буды на Новозыбков. Помню, что в одной стороне горела подожженная фашистами школа, а в другой соседний дом. Это была хата Логоватовского Александра Алексеевича, который сражался на фронте с фашистами, он был нашим ближайшим соседом в селе. Фрицы говорили, огонь их заводил. Немцы бросали в пламя не обмолоченные снопы ржи. И это было… вот как гром среди ясного неба… Хотелось крикнуть: что же вы делаете? И выхватить эти снопы из огня. Только ведь я, несмотря на возраст, понимала, что это будет конец моей жизни, в этом огне я и найду свою могилу.
В моей семье было шесть братьев и сестер. Младший умер во младенчестве. Иван прислал последнее письмо из Каунаса. Он проходил действительную военную службу в Прибалтике. Затем попал в плен и погиб в одном из концентрационных лагерей. Третий брат Михаил … о-хо-хо…,  — ​тяжело вздохнула женщина, — ​не знаю до сих пор, где Миша… пропал без вести… думай, что хочешь…
Взгляд моей собеседницы все более задерживался на киоте, где были помещены иконы. — ​Никто не вечен, — ​вздыхает она, — ​но терять близких людей тяжело, очень тяжело… Она тихо бесслезно заплакала… — ​О войне надо помнить! Забыть — ​значит предать саму жизнь. Ветераны войны для нескольких поколений остались в памяти седыми стариками и старушками. А ведь они были орлами, хоть многие и изувеченными, — ​несмело улыбается Татьяна Васильевна.
Я вышла замуж за Ивана — ​геройский был парень. Моё родное село потеряло две сотни мужиков, так что и женихов было не то чтобы очень… Почему я выбрала Ивана Захаровича? А с ним даже молчать было хорошо, я это сразу почувствовала. Тем более — ​герой, фронтовик, я и отдала ему сердце…
Все, что происходило в моей жизни, так или иначе связано с колхозом. Сейчас вот руки и ноги болят, это совсем не удивительно… Подростком, с еще неокрепшими костями, таскала семидесятикилограммовые мешки на плечах. Заготавливала лес в Дубровке: ведь деревня после войны пришла в упадок, но гармонь играла в каждом конце села. А сейчас и жить-то стали неплохо, только вот гармони не слыхать, жалко это…
Пятнадцать лет, до самой пенсии, проработала на свиноферме колхоза «Путь к коммунизму». С Иваном вырастили троих детей: Петра, Антонину и Николая. Петра и Антонины уже нет в живых. Не знаю, как их уход и пережила. Конечно, сейчас такой скорби, чтоб сердце разрывалось, уже нет. Но грусть какая-то, даже я бы сказала светлая, останется со мной до конца дней. Вани моего тоже нет в живых, война догнала его и в мирное время. Осталась я одна в большом доме, — ​вздохнула Татьяна Васильевна, — ​но не решаюсь его оставить. Сын Николай живет в Климово, предлагает переехать к нему. Только вот дом — ​святое слово, в этом слове заключено счастье, трудно мне представить, что на моем жилье, с которым связана вся жизнь, будет висеть пудовый замок, а окна перекрестно забьются досками.
Человек в моих годах живет одними воспоминаниями. Каждый день похож на другой, как зерна пшеницы в мешке. Осень дышит в окно. Завтра опять взойдет солнышко, жизнь продолжается…
У меня двое внуков. Бабушкино дело их просто любить… Жизнь ведь какая порожистая! Все в ней рядом: и счастье, и несчастье, все ходит рука об руку. А сколько работы наворочено за эти годы, иной артели в пору! Да ведь человек рожден для дела нужного людям, а не только самому себе. Все мои предки жили землей, другому они не научены были, я повторила их путь.
Часто смотрю телевизор, чем ещё одинокому развеселиться? Меня удивляет, что идеи фашизма, черного мракобесия, живы до сих пор. Изуверская, бесчеловечная сущность фашизма не заставила определенных политиков успокоиться до сих пор. Зала печей крематориев не стучит в их сердцах. Миллионы погибших для них ничего не значат? Ведь гитлеровцы преступили законы человеческие, в результате сами оказались вне закона. Зло всегда будет наказано!
На этой оптимистической ноте и закончилась наша беседа с Татьяной Васильевной Тарабанько. Я шел от нее и думал об этой удивительной женщине, о её словах, что излишняя роскошь не привлекает её. Она глубоко симпатичная и порядочная женщина и на первое место в жизни ставит простые человеческие качества — ​сочувствие и сострадание ближнему. Её нелегкая жизнь выработала в ней достоинство человека, честно заработавшего свой кусок хлеба. Смотрит на жизнь женщина без отвращения и стыда. Она душевная, не сварливая, хозяйственная, трудолюбивая, искренняя и прямолинейная. Роль жены и матери ставит на первое место в судьбе каждой женщины. Несмотря на свои 90 лет, никогда не сидит без дела. Сердечное отношение к заботам односельчан придает ее образу еще большую привлекательность. У нее чисто в доме, такой же порядок у Татьяны Васильевны и в душе. Воспитанное в кровь и плоть чувство справедливости выгодно отличает её, она смотрит на лицо участливо и с пониманием.
— Доброму человеку и сухарь во благо, — ​считает она, — ​а злому и мяса не в прок. К другой же поговорке «Ни к чему в доме соха — ​была бы балалайка» относится крайне отрицательно. Оценивая свою жизнь, ветеран любит повторять: «​вышло, как вышло… и тут ни убавить, ни прибавить нечего».
Николай Гордеенко

Газета «Авангард» №38 (10 681)

Фотогалерея

Еще по теме:

Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Картина дня
2 декабря 2021, 14:31

Оперативно-профилактическое мероприятие «Нетрезвый водитель»

Отдел ГИБДД МО МВД России «Новозыбковский» доводит до сведения, что в период с 3 по 5 декабря 2021 года (далее…)

2 декабря 2021, 13:58

Брянский «Союз дизайнеров» отметил десятилетие

Брянское представительство международной общественной ассоциации «Союз Дизайнеров» 1 декабря, (далее…)

2 декабря 2021, 13:53

Брянский доктор запустила челлендж в поддержку врачей из коронавирусных госпиталей

Как сообщает Брянск Today, О. Глушенкова, акушер-гинеколог брянской клиники «Мой доктор», в соцсети запустила челлендж Врачи, мы с вами! в поддержку медработников. (далее…)

2 декабря 2021, 13:45

Новым военным комиссаром Брянской области назначен Марат Урмансов

Брянская Губерния информирует о том, что Александру Богомазу, губернатору Брянщины, представили нового (далее…)