Информационно-событийная газета Климовского района Брянской области

Россия — страна возможностей

14 декабря 2017

«Россия— Сфинкс» — этот созданный как раз век назад великим поэтом Александром Блоком образ страны-загадки, не теряет актуальности и поныне. В чем особенность нашей Родины? Какие черты делают ее столь притягательной? Каков источник той силы, что питает душу нашего народа, позволяя пережить самые страшные испытания?

Главное отличие России от других стран — ее многоликость, таков уж удел больших государств — их очень трудно привести к общему знаменателю, они часто вмещают в себя противоположности, давая бесконечный простор для жизни и самореализации.
Ну какая еще страна вам даст возможность подобрать себе климат по характеру: от брутального арктического с вечной мерзлотой и полярной ночью до субтропического сочинского с пальмами и пляжами… Ну какая еще страна живет сразу в 9 часовых поясах, когда разница между Камчаткой и Калининградом 10 часов, и обедая у подножья Авачинской сопки, понимаешь, что не надо звонить другу, живущему на балтийском побережье, поздравлять с днем рождения — ему еще снятся приятные сны…. Какая еще страна может предложить для жителей и сверхсовременный мегаполис московской агломерации, где небоскребы Москва-сити подпирают облака, и тихий провинциальный городок центрального нечерноземья, где практически все жители или знакомые, или родня, и глухие таежные леса, где можно годами жить отшельником, позабыв про цивилизацию… Россия — страна контрастов, Россия — страна возможностей.
И при всех масштабах территории, при всех наших просторах Россия на протяжении своей истории испытывала один существенный недостаток — нехватку населения. Ну как освоить такую громадину?! Где взять столько людей с нашим закаленным характером, чтоб не сбежали, перебороли себя, подчинив природу?! Поразительно, но эта проблема мучила еще Рюриковичей во времена Киевской Руси, актуальная она и поныне.
Но иметь возможность и видеть эту возможность, как говорится, — большая разница, не говоря о том, чтоб предоставленной возможностью воспользоваться.
Кто ни слышал от родни, коллег, знакомых в начале 1990-х фраз из серии: «Тут нет возможностей, надо валить из страны», «Вот переберусь на Запад, там заживу!», «Мне тут делать нечего, Европа встречай!» и так далее и тому подобное…
Картина «лихих» 1990-х была такова, что слово «бесперспективняк» можно было включать в гимн страны (если у него на тот момент были б слова). Разрушенные промышленность и сельское хозяйство, обескровленная и казавшаяся ненужной никому отечественная наука, безумная коррупция и разгул криминала, «малиновые пиджаки» и «цепуры» — как отражение «капитализма», это — в экономике… А в душах граждан? Траурная тоска по величию советского прошлого, абсолютное непонимание ориентиров и перспектив, выживание вместо достойной жизни, о каких возможностях можно было говорить?! Вот тогда люди и делали может самый сложный выбор в своей жизни — голосовали ногами за стабильный кусок хлеба с колбасой, уезжая из страны. Ну не верили они в те годы, что «лихолетье» — временное, что и в России жизнь через десяток лет войдет в нормальное русло. А вот цена, отданная ими за такое неверие, оказалась высокой.
Когда полтора десятка лет назад Запад еще заигрывал с нами, натягивая улыбку закадычного друга России, действовало несметное множество грантов и программ, направленных на то, чтоб как можно больше российских граждан — общественных активистов, сотрудников некоммерческих организаций, представителей ассоциаций бизнеса — познакомились с жизнью там, впитали «правильные» идеи и с особым воодушевлением занимались их внедрением на Родине. Сейчас по прошествии лет, можно сказать «каюсь, грешен», но и мне довелось посмотреть, чем живет «матушка-Европа» по одной из таких программ, целиком оплаченных немецкой гостеприимной стороной. Оставим за скобками сам визит, вот лишь пара зарисовок.
…Осенний ветер гонит рябь по озеру, вокруг которого расположился кемпинг — столь любимое немцами место для отдыха, чем-то аналогичное русским дачам (только без картошки/парников/цветников, но с обязательным барбекю) — сотни трейлеров стоят как летние домики, а у причала неспешно покачивается несколько дюжин лодок. Стою на пирсе и прошу переводчицу узнать у смотрителя, который тут что-то чинит-мастерит, а можно ли прокатиться.
— Не надо со мной по-немецки, Алексей, — не дав и слова сказать переводчице, представляется мужчина лет 50-ти, явно работящего вида с аккуратной бородкой, — я из Воронежа, но тут уже 12 лет живу.
Покататься оказалась совершенно невозможно, так как все лодки — частная собственность. Разговорились. Алексей Константинович в свое время в одном из вузов преподавал математику, но потом переехал, поддался на уговоры жены. Язык так до конца и не освоил, оттого и работу нашел самую простую. Скучает ли по Родине, он уже и не знает, сказал: «А сейчас я там кому нужен, это тогда кандидат наук громко звучало, а сейчас, наверно, сам все позабыл».
…Ресепшен отеля в Нинбурге. Побывать в Германии и не отведать местной кухни в главном городском ресторане — это не по-нашему, оттого, чтобы понять как туда добраться, с товарищем пытаемся вспомнить все 20 слов, что знаем по-немецки на двоих, с явными вкраплениями изученного в школе английского, чем веселим девушку лет 25, которой «выпало счастье» дежурить именно в этот день. Через пару минут с улыбкой она произносит:
— Я позвонила и заказала, — легкий акцент в голосе все же заметен, — у меня родители из Самары. А тут 7 лет работаю, русских в наш отель много приезжает.
Улыбнулись и мы, разговорились. Мать у нее работает тут уже 15 лет, была домработницей, теперь сиделкой. Отец работал грузчиком, потом водителем. Ее как бы устраивает работа, спрашиваю, ну а какие перспективы — зимой свадьба с европейцем.
…Вечер полуторамесячной давности. Напротив, раздела «Сообщения» «ВКонтакте» возникает циферка «1» — кто-то написал. Открываю, одно слово «УСТАНОВИЛИ!!!!» — и три фотографии второй опоры Крымского моста. Это друг Серега там сейчас трудится. После неудачной любви, понял, что хочет сменить обстановку и уехал на стройку Олимпийского Сочи, потом еще пара объектов в стране, последний год — на Крымском полуострове. Он именно «живет» мостом, для него это не стройка, не работа, не вид деятельности, приносящий доход, это его вклад в что-то крупное и значимое, обретение смысла. «А я сына обязательно в Крым по этому мосту повезу, и буду рассказывать, как папка его строил», — смеется Сергей, когда я его спрашиваю, не пора ль семью заводить, да о детях думать.
…— Лечу в Китай на конференцию по информационной безопасности, — отвечает Никита — в прошлом студент-очкарик нашего БГТУ, а теперь ведущий программист одной компании, на предложение встретиться на выходных в столице, — так что давай на следующих, с меня сувенир, — смеется.
Он, конечно, не из пресловутых «русских хакеров», которые кажется не взломали только электронную защелку в уборной Белого дома — обычный парень, которому всегда нравилось заниматься компьютерами — собственно он в студенческие годы нам всем настраивал технику, что-то «кодил», как он любил говорить, а на последнем курсе уже подрабатывал по «удаленке», после учебы вопроса трудоустройства перед ним не стояло.
…— Да кому, мы там нужны, — дядя Боря, как привык называть школьного товарища отца, мужичок для своих лет крепкий, как и напитки, которые он предпочитает, как и словцо, которое он любит ввернуть в разговор, — Что немцу, что французу, что финну — мы там не ровня: языка не знаем, родни нет, связей нет. Опять же образование, да ученые наши там нужны, но кто?! те, кто и с именем и идеями, остальные — второй сорт. Не, ребята европейцы неплохие, понять их можно. А вот понять наших, готовых на брюхе перед ними ползать так и не смог. Сколько достойных уважаемых людей тут жило-работало, и ведь со статусом — а там, «утки» выносить да пыль протирать… А дети их?! ты думаешь так они там себе дорогу в бундестаг проложили, или кто министром заделался?! Фигушки!!
Дядю Борю помотало по Европе прямо по-шолоховски, однако вернулся на Родину уже 6 лет как. Рассудил просто — что там он стройкой занимается, что здесь этим же можно зарабатывать, только если в Португалии (уж далеко не самой богатой европейской стране) приходилось самому спину гнуть, то тут быстро сколотил бригаду и сейчас крепко стоит на ногах. Детей он с собой не забирал, рассудил, пусть учатся здесь, денег, пересылаемых, хватило выучить. Теперь сын работает в Санкт-Петербурге, в одном из департаментов, а дочь на Дальнем Востоке — уехала с мужем-военным.
— Я почему вернулся, — привычка растолковывать каждый свой шаг, чтоб любой понял видно профессиональная у дяди Бори, — чтоб у детей перспективы были. Ну забери их я с собой, кем они там могли стать?! Ну сын бы со мной по стройкам бы лазил, ну дочь бы в супермаркете на кассе сидела. Ты ж пойми, там своих умных хватает, они там на нормальных должностях и работают. А чтоб ничего не делать и деньги получать это надо быть «беженцем» и явно не русским: жить, балду гонять, и пособие получать. Мы так не можем, мы русские не можем без работы, без труда… Не тунеядцы мы…
Некоторые уезжали, кто-то оставался, пытаясь обтесать себя под западное лекало, а кто-то возвращался к родным корням, родной земле. С Николаем Михайловичем жизнь свела полгода назад в столице на одном из форумов по инвестициям. Сейчас он — уже 5 лет как глава собственного сельскохозяйственного производства, занимается производством молока и кормов. А до этого в течение 4 лет на «Туманном Альбионе» искал свое счастье. Продав в 37 небольшой бизнес, он — уже разведенный мужчина в полном расцвете сил, — решил начать жизнь с чистого листа и новой страны. Английский за пару месяцев подтянул, первоначально поселился в Лондоне, но ценник оказался кусачим и через 4 месяца перебрался в столицу Шотландии Глазго. Там друзья помогли с работой — устроился барменом в местный паб.
— Да русские на фоне англичан — трезвенники-язвенники, — вспоминает опыт работы Николай Михайлович, — тоже любители по выходным побороть зеленого змея, да так, что нашему брату и не снилось. И длилось так почти 3 года, по-первости, знаешь, классно все, необычно, а потом приедается, вот и мне приелось. А потом очнулся — 40 лет уже, а ни кола, ни двора, и тоска. Понял, что чужой здесь.
О том, как возвращался в Россию, как навестил родную деревню, где школьный друг фермерством увлекся, как сам решил ввязаться в это дело, и как оно завертелось Николай Михайлович рассказывал без малого почти час, историй хватило бы на отличный роман. Зато сейчас у него стадо коров, стабильный покупатель молока и планы по расширению производства.
— Но знаешь, я понял, что сейчас я на своем месте. На своей земле, земле-кормилице. Вот смешно, а до соседней деревни, где сейчас у меня коровники, крюк через Англию сделать пришлось…
Сермяжная правда и дяди Бори и Николая Михайловича — ответ на мучающий некоторых людей без малого четверть века вопрос: а может уехать, вдруг там лучше?
Только оказывается, что те, кто в 1990-е уехал за этим «лучше» дня сегодняшнего, ограбили своих детей, лишив их «лучше» дня завтрашнего. Оправившись от «социально-экономического похмелья» 1990-х, Россия стала быстро набирать обороты. При президенте Владимире Путине страна вернула себе достоинство и статус великой державы, с чьим мнением считаются. Отпружинив от дна, экономика страны стала набирать обороты, да так, что несмотря на мировые финансовые кризисы, введенные нашими теперь уже «не друзьями» с Запада санкции, и прочие испытания, страна живет. Та самая стабильность и уверенность в завтрашнем дне, за которой люди тянулись на Запад в 1990-е, оказалась как раз тут на Родине, которую они предпочли бросить. Вот такая шутка истории. Можно говорить, что там жизнь богаче (хотя далеко не у всех), но дайте срок — России не привыкать в два прыжка преодолевать дистанции, на которые у других стран уходили десятилетия.
Сейчас Россия — страна возможностей, вот скажите, в какой еще стране, вы можете просто, подав заявление через многофункциональный центр, получить гектар земли? Речь идет о федеральной программе, инициированной президентом, «Дальневосточный гектар». Фактически у каждого гражданина Российской Федерации есть законная возможность получить землю, а также льготные финансовые инструменты (ипотека и т.д.) для ее освоения. Так что, если в какой-то момент офисная жизнь наскучит, есть возможность сделать крутой поворот и пойти по стопам столыпинских крестьян, осваивавших просторы Родины в начале XX века.
Немало возможностей открыто в России сейчас и для ученых. Возвращая себе утраченные за годы 1990-х позиции среди мировой научной элиты государство активно вкладывает финансы в перспективные научные разработки. Так называемые мегагранты — только верхушка айсберга, под которой — миллиарды рублей, направляемые как научным коллективам, так и отдельным ученым. И хотя понятно, что наука не та отрасль, где стоит ждать мгновенной отдачи, вектор уже очевиден: «утечка мозгов» сходит на нет, ученым уже интересней работать на благо отечественной науки, а не иностранных лабораторий и университетов.
Окно возможностей необозримой ширины раскрыли перед гражданами России введенные Западом санкции. Нельзя что-то ввозить — так мы и сами можем делать. Нация вспомнила, что у нее есть руки, растущие из правильного места, и что ими она способна создавать любой продукт как промышленный, так и сельскохозяйственный. Вводя санкции, очевидно, думали, что «поголодают-приползут», но не тут-то было. Веками русский крестьянин умудрялся выращивать и собирать урожай в самых непростых условиях. А когда он успел поездить по миру, поучиться технологиям, поумнеть, да когда лишился конкурента в виде западного фермера, вот тут и раскрылся талант. Россия в этом году собрала рекордный урожай зерна. Мы не голодаем, мы — экспортируем зерно и кормим другие страны. Пример успешно реализованных возможностей в сельском хозяйстве — Брянская область, где аграрная отрасль потащила за собой наверх всю экономику, а молодые люди стали возвращаться работать на село — ну а зачем гнуть спину далеко на чужбине, когда у себя в деревне можно зарабатывать тому же комбайнеру в среднем 50 тысяч в месяц, а то и больше?!
И такая же картина в промышленности — оживают старые производства и открываются новые современные. Химическая и электронная отрасли промышленности вновь набирают обороты. Снова в воздух поднимаются самолеты и вертолеты, выпущенные на отечественных предприятиях, снова страна напоминает большую стройку — жилье, дороги, мосты и прочие объекты инфраструктуры строятся после перерыва 1990-х. Видно это и по промышленности нашего региона: клинцовские краны — востребованы в строительной отрасли, новозыбковские вагоны — заказываются структурами РЖД и т.д.
Но самые широкие перспективы и самые грандиозные возможности открываются перед молодыми гражданами нашей страны. Одним из важнейших элементов в этой системе оказался ЕГЭ, как бы его не ругали, сколь бы подстроек ему не было еще нужно, но неоспоримым остается один факт — он уничтожил географическое неравенство между выпускниками российских школ. Нет нужды играть в лотерею и лететь через полстраны в престижный вуз, не зная поступишь-не поступишь, не надо, опуская руки, оставаться в своем городе, где нет специальности по душе, можно отправлять результаты в понравившиеся учебные заведения, а в случае прохождения — получать качественное высшее образование.
Другой аспект возможностей для молодежи — обилие конкурсов и программ для молодых граждан. Творческие и лидерские, профмастерства и бизнес-инноваций, экологические и правовые — порой тяжело даже следить за всеми. Наличие желания реализовать эту возможность и личная активность — вот залог успеха. При этом видно, что и президент страны Владимир Путин, и руководство государства и региона в последнее время самое пристальное внимание обращают на диалог с молодежью, на выстраивание социальных лифтов, позволяющих любому молодому таланту реализовать свой потенциал.
И так, раз за разом размышляя о том, в чем же неоспоримое конкурентное преимущество нашей Родины перед другими странами, которое было б безапелляционно и однозначно, приходишь к выводу, что нет такого другого государства, другой общности, где человек имел бы безграничное количество возможностей реализовать себя, а вот воспользоваться этой возможностью или нет — личный выбор каждого.
Наша страна — страна возможностей, но их лишены те, кто по воле родителей, оказались кассирами в европейских супермаркетах, консьержами в западных отелях, горничными, сиделками… Конечно, они могут окончательно порвать связь с Россией, чтобы не раздражать европейских работодателей, могут своим детям уже ни слова не говорить на языке своей Родины, а могут связать свое будущее с ней, такая возможность у них есть.
А пока всеми возможностями пользуемся мы — дети нашей великой Родины.
А. Александров

Еще по теме:

Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Картина дня
20 июля 2018, 13:32

На Брянщине решается вопрос обеспечения жильем молодых врачей

Вопросы обеспечения жильем врачей обсудили на совещании, которое провел врио заместителя Губернатора Брянской области Владимир Оборотов.

19 июля 2018, 21:25

Брянские активисты ОНФ борются со свалками

Активисты Общероссийского народного фронта Брянской области активно реализуют проект  «Генеральная уборка».

19 июля 2018, 21:21

В Клинцовской больнице Брянской области идет ремонт

В городской больнице в Клинцах начался долгожданный ремонт.

19 июля 2018, 13:49

Память жива в наших сердцах

В этом году мы будем отмечать 75-ю годовщину освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков. Минуло уже и 73 года с того дня, когда закончилась Великая Отечественная война. (далее…)